redstar.ru

A+ A A-

Сюжеты его картин подсказаны службой

Оцените материал
(2 голосов)
Сюжеты его картин подсказаны службой Фото автора.

В творческом арсенале командира роты несколько сотен художественных работ на военную тему

В ходе сирийской командировки к капитану Александру Степанову с необычной просьбой обратился один из сослуживцев: попросил нарисовать его на фоне узнаваемых строений авиабазы Хмеймим, но так, чтобы в углу рисунка присутствовал образ ангела-хранителя…

Поначалу Степанов даже растерялся. Как и любой другой, о незримом покровителе верующего он был наслышан. Но откуда знать, как ангел может выглядеть? Теперь же капитан уверен, что и ту просьбу сослуживца выполнить смог бы. Впрочем, об этом чуть позже.
Карандашными зарисовками Александр увлёкся ещё в школе. Первой, если можно так сказать, его творческой работой стал портрет соседки по парте. Получилось! А дальше пошло-поехало. Рисовал товарищей, учителей, знакомых.
Поступив в Тюменское высшее военно-инженерное командное училище, карандашные художества не забросил. Наоборот, всё свободное время посвящал любимому занятию. Только героями рисунков уже стали сослуживцы, командный и преподавательский состав ТВВИКУ. Само собой разумеется, что ротная стенная газета и иная наглядная агитация подразделения стали его общественной нагрузкой. Офицеры училищных кафедр также были по-своему рады способностям одарённого курсанта.


К рисунку Александр пристрастился в курсантские годы и с тех пор не расстаётся с карандашом


«В один из учебных периодов мне довелось исполнить целый ряд работ для визуального сопровождения занятий по инженерной подготовке, – вспоминает капитан Степанов. – По просьбе преподавателя рисовал не только схемы, но и тематические сюжетные линии, например всех нынешних инженерных заграждений. Эти рисунки по-своему дополняли ряд печатных учебных пособий». 

Несмотря на учебно-общественную занятость, курсант всё равно находил время рисовать что-то лично для себя. На вопрос о количестве исполненных в училищный период работ в карандаше собеседник по-военному лаконично ответил: «Счёт идёт на сотни». При этом умудрился вспомнить самый удачный, на его взгляд, рисунок курсантского этапа своей жизни.
«Сюжет той картины мне подсказало очередное занятие по тактической подготовке. Мы как раз отрабатывали тему засадных действий. Для рисунка я взял лишь «стоп-кадр» из гаммы отработанных моментов на полигоне. Но при этом попытался показать максимальный трагизм развивающегося эпизода. По замыслу военнослужащий оказался в окружении атакующего противника. Представьте: остаток кирпичной стены, скрывающий бойца от шквала автоматного огня поднявшихся на дальнем плане солдат неприятеля… Не поверите, пока рисовал, всё время представлял себя на месте того бойца. Не соглашусь, когда утверждают, что художник, как хозяин ситуации, остаётся равнодушным к героям придуманной им сюжетной линии. Даже в вымышленной истории борьбу добра со злом переживаешь лично!»
Что ж, может быть, поэтому в сирийских зарисовках капитана Степанова лица главных героев столь эмоциональны, а жизненные сюжеты достоверны. Взять хотя бы подборку его работ, посвящённых основной специализации офицера – сопровождению воинских грузов.
«Ни для кого не секрет, – рассказывает капитан Степанов, – что в сирийских освобождённых населённых пунктах неизменными попутчиками наших колонн становилась местная ребятня. Мальчишки всегда бежали рядом с машинами, выкрикивая по-английски: «Box! Box!» (коробка) и вычерчивая руками в воздухе прямоугольники. Они просили таким образом войсковые сухие пайки. В таких ситуациях мы частенько делились с детьми собственным суточным рационом».
Вот откуда зарисовка офицера, на которой российский военнослужащий, свесившись с брони БТР, протягивает сирийскому парнишке пакетик с галетами из набора индивидуального рациона питания.
Ещё остались на бумаге блокпосты, пережившие тяжёлые бои узкие сельские улицы, лавирующие между воронками на дорогах российские армейские грузовики с воинскими грузами. По словам капитана Степанова, все эти наброски станут когда-нибудь составными частями более ёмких полотен. Наверняка на одном из них в углу появится и образ ангела-хранителя. «Теперь я точно знаю, как он выглядит», – убеждён офицер.
В тот раз в ходе марша его колонна сопровождения воинских грузов остановилась на ночь у блокпоста. В ожидании рассвета Александр коротал время в одном из утлых строений полевого типа. «В какой-то момент, – вспоминает офицер, – отчётливо услышал вкрадчивую фразу: «Туши сигарету и уходи». В помещении я был один. А фраза как бы повторилась. Избавиться от наваждения решил на улице. И только отошёл к своей колонне, началось! Несколько мин разорвалось в периметре блок-поста. Когда осела пыль, увидел, что от той постройки, где я только что находился, остались развалины».
Пережитое в ходе сирийской командировки наложило отпечаток на внеслужебное творчество командира роты. Теперь в нём доминируют мирные сюжеты: эпизоды плановых занятий, портреты офицеров-сослуживцев и подчинённых. Последняя из таких работ – портрет командира батальона майора Максима Горохова. Комбат запечатлён в момент проведения строевого смотра в подразделении. Ротному хватило обеденного перерыва, чтобы передать в рисунке на листе бумаги черты характера своего командира: уверенность, волю, принципиальность – то, чем и должен обладать настоящий батяня-комбат.

Екатеринбург

На снимке: а ещё капитану Степанову удаются женские портреты.

Другие материалы в этой категории: « Работа водолаза не терпит суеты

Оставить комментарий

Поля, обозначенные звездочкой (*) обязательны для заполнения

«Красная звезда» © 1924-2018. Полное или частичное воспроизведение материалов сервера без ссылки и упоминания имени автора запрещено и является нарушением российского и международного законодательства.

Логин или Регистрация

Авторизация

Регистрация

Вы зарегистрированы!
или Отмена
Яндекс.Метрика