redstar.ru

A+ A A-
По скользкому пути Фото ТАСС.

Администрация США намерена пересмотреть свою стратегию в отношении Афганистана

В кругах политологов и историков бытует версия, что в декабре 1979 года после ввода советских войск в Афганистан Збигнев Бжезинский, советник по национальной безопасности в администрации президента США Картера, выступил инициатором секретной программы ЦРУ по вооружению афганских мятежников (операция «Циклон»). Позднее сам Бжезинский признал это в интервью одному из французских журналов: «Мы не толкали русских вмешиваться, но мы намеренно увеличили вероятность, что они это сделают… Её (секретной операции. – Ред.) результатом стало заманивание Советского Союза в афганскую ловушку… В день, когда Советский Союз официально пересёк границу, я написал президенту Картеру: «Теперь у нас есть шанс дать Советскому Союзу свою вьетнамскую войну». Теперь, в новом веке, в афганской ловушке, похоже, оказались сами США.

58-07-08-17

Между Сциллой и Харибдой
В Вашингтоне, судя по всему, это понимают и ищут способ выбраться из капкана, сохранив своё военно-политическое влияние в регионе. 14 июля министр обороны США Джеймс Мэттис, комментируя ход выработки новой американской стратегии нормализации обстановки в этой центральноазиатской стране, заявил на встрече с журналистами, что характер миссии американского воинского контингента, размещённого в Афганистане, может претерпеть изменения. При этом глава Пентагона предупредил, что, вопреки публикациям американской печати, в этой области до сих пор остаётся неясным ряд ключевых моментов.
В июне этого года президент Дональд Трамп наделил Мэттиса полномочиями самостоятельно определять численность войск США в Афганистане. Однако спустя месяц его широкие полномочия по этому вопросу были неожиданно урезаны. В начале июля газета «Уолл-стрит джорнэл» сообщила, что администрация США разрешила министерству обороны направить в Афганистан без согласования подкрепление численностью всего лишь не более 3,9 тысячи человек, то есть фактически не более одной бригады. Если же Мэттис сочтёт, что в Афганистане нужно ещё больше американских войск, то ему придётся получать дополнительное согласие Белого дома.
Судя по всему, в администрации США пока нет полной ясности относительно дальнейшей стратегии в отношении Афганистана, куда вооружённые силы США вошли в 2001 году по инициативе президента-республиканца Джорджа Буша-младшего. Тогда одной из главных целей, заявленных Вашингтоном, было отстранение талибов от власти в Кабуле. «Талибан» обвинялся, и небезосновательно, в поддержке террористической организации «Аль-Каида», организовавшей, по утверждению президента Буша, теракты в Нью-Йорке в сентябре 2001 года.
В начале этого десятилетия уже при Бараке Обаме международная коалиция под руководством США начала постепенно выводить свои воинские контингенты из Афганистана. В мае 2014 года президент-демократ Обама заявил об окончании крупных боевых операций в стране. Сейчас, по официальным данным, в Афганистане находятся всего лишь 8,4 тысячи американских солдат и офицеров (военные базы в Кабуле, Баграме, Кандагаре и Джелалабаде), которые занимаются в основном обучением афганских подразделений, а также выступают в роли военных советников.
Полномочия на участие в боевых операциях имеют командиры подразделений общей численностью около 2,5 тысячи человек, которые действуют вне рамок небоевой миссии НАТО в Афганистане «Решительная поддержка» (Resolute Support Mission). Американцы поддерживают афганскую армию с воздуха, а также самостоятельно наносят удары по выявленным лагерям и командным пунктам террористов.
Известно, что по настоятельной просьбе Вашингтона страны НАТО вознамерились в этом году увеличить общую численность своих подразделений войск в Афганистане с 13 до 15 тысяч человек (с учётом американских военнослужащих). Договорённости по этому вопросу были достигнуты на заседании министров обороны альянса в Брюсселе в начале июля. Правда, пока только 15 государств готовы усилить национальный контингент. При этом они не хотят, чтобы их военнослужащие участвовали в боевых действиях.

НАТО ставит на «вьетнамизацию»
56-07-08-17«НАТО не намерена возвращаться к боевой операции в Афганистане и не считает ошибкой решение о прекращении в 2014 году боевой миссии», – заявил генеральный секретарь альянса Йенс Столтенберг, выражая мнение большинства стран-участниц. С его точки зрения, «лучше дать возможность местным вооружённым силам стабилизировать страну, чем выполнять их работу силами НАТО». Аналогичной стратегии, заметим, когда-то придерживались в Индокитае США, сделав ставку на южновьетнамскую армию («вьетнамизация войны»).
Однако к разочарованию руководства западных стран, власти в Кабуле по-прежнему слабы, а их силовые структуры, несмотря на значительную численность (суммарная численность армии и сил безопасности превышает 300 тысяч человек), неспособны восстановить контроль над сельской частью территории страны и удерживают в основном только провинциальные и уездные центры.
По данным специального генерального инспектора США по восстановлению Афганистана Джона Сопко, афганское правительство в ноябре 2015 года удерживало под полным контролем 72 процента территории страны, а к ноябрю 2016 года этот показатель сократился до 57 процентов. К лету сего года, согласно подсчётам возглавляемой Сопко специальной генеральной инспекции по восстановлению Афганистана (SIGAR) антиправительственные формирования – прежде всего отряды «Талибана» – контролировали 11 уездов и обладали «преимущественным влиянием» ещё в 34 (это составляет 11 процентов от их общего количества). Под полным контролем афганской армии – 97 уездов, под частичным – 146 (то есть примерно 60 процентов уездов). За контроль над 29 процентами уездов идёт борьба.
Расширение подконтрольных талибам территорий западные эксперты объясняют несколькими факторами: это, с одной стороны, непопулярность центрального правительства и слабость его войск, с другой – вывод большей части иностранных контингентов, воевавших на стороне Кабула. Проблемы усугубляются серьёзными противоречиями внутри руководства страны – разногласиями между президентом Ашрафом Гани (пуштун) и премьер-министром Абдуллой Абдуллой (таджик). По итогам второго тура президентских выборов 2014 года Абдулла проиграл Гани, но не признал результатов выборов. В итоге соперники заключили соглашение, по которому пост президента занял Гани, а Абдулла встал во главе правительства.


Полномочия на участие в боевых операциях имеют командиры американских подразделений общей численностью около 2,5 тысячи человек


 Афганистан – многонациональное государство. Наиболее многочисленной этнической группой являются пуштуны – 42 процента населения, вторая по численности группа – таджики – 27 процентов, доля хазарейцев и таджиков – примерно по 8–9 процентов. Общая численность населения – более 33 млн человек. Городское население – около 22 процентов.
К этому надо добавить, что одним из двух вице-президентов является очень влиятельный на севере страны этнический узбек генерал Абдул-Рашид Дустум, который в период существования Демократической Республики Афганистан служил в правительственной армии, командуя укомплектованной узбеками дивизией.
Помимо движения «Талибан»*, правившего Афганистаном, опираясь на пуштунов, с 1996 по 2001 год («Исламский эмират Афганистан»), борьбу с правительственными силами ведёт «группировка Хаккани», базирующаяся на границе с Пакистаном (до 5 тысяч человек). Её лидер Сираджуддин Хаккани, старший сын основателя группировки, имеет тесные связи со спецслужбами ряда исламских государств.

Под знамёнами ИГ
Всё более активны в ряде провинций Афганистана отряды боевиков, перешедшие под знамёна «Исламского государства»*. Эмиссары ИГ, проникшие в Афганистан, ведут вербовочную работу среди всех национальных групп населения, делая ставку не на этнический фактор, а на распространение своей идеологии. Поэтому отряды сторонников ИГ многонациональны – в них есть и выходцы из бывших советских республик Центральной Азии, российских регионов Северного Кавказа, уйгуры из китайского Синьцзяна. В декабре 2016 года ИГ запустило собственную радиостанцию в восточной провинции Нангархар, которая используется для привлечения в свои ряды молодых афганцев.
К этому надо добавить, что в Афганистан вернулся бывший влиятельный полевой командир Гульбеддин Хекматияр, лидер Исламской партии Афганистана (в середине 1990-х годов возглавлявший правительство). Формально он попал под амнистию в обмен на поддержку конституции и обещание расформировать боевое крыло своей организации, но властных амбиций, видимо, не подрастерял.
В этих условиях от США, стремящихся не допустить возвращения к власти радикальных исламистов, требуются филигранные действия, учитывающие множество факторов жизни неконсолидированного афганского общества. Пока же, по мнению влиятельных кругов республиканской партии США, Америка проигрывает войну в Афганистане, поскольку у новой администрации по-прежнему нет внятной стратегии нормализации обстановки в этой стране.
Об этом прямо заявил в июле председатель комитета по делам вооружённых сил сената Джон Маккейн. В своём интервью телекомпании CBS он отметил: «Если мы там не выигрываем, значит, мы проигрываем. Афганская армия несёт неприемлемые потери. А всё потому, что у нас нет новой стратегии». По его мнению, отсутствие внятных действий по афганскому вопросу связано с «неразберихой» в новой администрации США. «Мы все знаем, в чём заключается проблема, – отметил Маккейн. – Она кроется в Белом доме».


Предлагается сосредоточиться не на контроле над большими городами, а на контроле над источниками доходов мятежников – над природными ресурсами, рудниками, шахтами


 Трамп недоволен генералами
Вашингтонские политики ждут от 45-го президента США нового плана по урегулированию афганского вопроса ещё с января. Но, похоже, на данный момент единственное решение, которое удалось выработать команде Трампа, – это незначительное увеличение воинского контингента, чтобы поддержать афганскую армию в наземных боях.
В 2015 году в интервью телеканалу CNN Трамп заявил, что американцам не стоило отправлять туда свои войска, но, если бы он стал президентом, у него не было бы иного выхода, кроме как сохранить контингент США. «Мы совершили большую ошибку, когда оказались втянуты туда… – сказал он. – Это кошмар. Но на данном этапе, наверное, лучше остаться, иначе всё будет разрушено за две секунды».
Придя в Белый дом, Трамп предпочёл поначалу не высказываться на афганскую тему. Его команда решила на первых порах ограничиться демонстрацией военной силы. В апреле американские ВВС впервые применили в горном районе Афганистана на границе с Пакистаном сверхмощную бомбу, пафосно именованную «матерью всех бомб». Тем самым новый президент США, как и обещал в ходе предвыборной гонки, продемонстрировал намерение «разбомбить ИГИЛ к чертям» (при этом, как считают некоторые эксперты, сигнал был предназначен в первую очередь совсем для другого региона – Корейского полуострова).
Согласно данным телеканала NBC, 19 июля этого года произошла встреча Трампа с военачальниками, на которой глава администрации США обвинил генералов в том, что страна проигрывает войну в Афганистане, и потребовал заменить командующего американскими войсками в этой стране (с марта 2016 года – генерал Джон Николсон). «Мы не выигрываем. Мы проигрываем», – посетовал Трамп.
Что касается нынешнего главы Пентагона – в прошлом решительного боевого генерала, то, как уже отмечалось выше, он пока уклоняется от подробных разъяснений относительно новых приоритетов стратегии в отношении Афганистана. Мэттис лишь скупо обмолвился недавно, что речь пойдёт «возможно, об определённом изменении того, чем в настоящее время занимаются войска на земле».


По официальным данным, в Афганистане находятся 8,4 тысячи американских солдат и офицеров


 По рецептам Британской империи
По сведениям газеты «Нью-Йорк таймс», зять Трампа Джаред Кушнер (старший советник президента США) и Стивен Бэннон (главный советник по стратегическим вопросам) и привлекли к разработке американской военной политики в Афганистане руководителей частных военных компаний, которые рекомендуют главе Белого дома использовать сотрудников частных военных компаний (ЧВК) ради большей эффективности борьбы с талибами и экономии средств.
Инициатива исходит от бывшего «морского котика» Эрика Принса, создателя печально известной своими действиями в Ираке ЧВК Blackwater. В свою очередь миллиардер Стивен Фейнберг, владелец ЧВК DynCorp International, выполняющей крупные подряды для Пентагона, предложил расширить полномочия ЦРУ для проведения операций в Афганистане с участием полувоенных формирований.
В связи с сообщениями на эту тему в экспертном сообществе высказывается мнение, что ближний круг Трампа – в их числе Стивен Бэннон и Джаред Кушнер – не слишком уверен в правильности мнения министра обороны Мэттиса о необходимости повторного наращивания американской военной группировки в Афганистане. Они склоняются к поддержке инициативы Принса, тем более что он – не самый последний представитель истеблишмента США (один из «королей» рынка частных военных услуг, родной брат нынешнего министра образования Бетси Девос, владелицы многомиллиардного состояния).
Эрик Принс, надо отдать ему должное, весьма креативен. Ещё в 2006 году он вёл речь о целесообразности создания «миротворческих» частных формирований, которые бы заменили нерешительные силы ООН и быстро наводили бы порядок в «горячих точках» по всему миру. Эксперты отмечают, что в 2014 году Принс побывал в Нигерии и предложил с помощью ЧВК за 1,5 млрд долларов уничтожить организацию радикальных исламистов «Боко Харам».
Теперь Принс предлагает создать в Афганистане аналог Ост-Индской компании и учредить подобие должности вице-короля, который отвечал бы за всё происходящее в стране, как это было когда-то сделано Великобританией в Индии. «Вице-король Афганистана» решал бы все вопросы без бюрократической проволочки и бесконечных консультаций с многочисленными правительственными структурами в Вашингтоне, отвечая только перед президентом США.
Радикальные изменения, считает Принс, должна претерпеть и стратегия боевых действий. ЧВК следует сосредоточиться не на контроле над большими городами, а на контроле над источниками доходов мятежников – над природными ресурсами, рудниками, шахтами, которые сейчас эксплуатируются «Талибаном». Основными инвесторами «афганского проекта», по мнению Принса, станут крупные западные корпорации, заинтересованные в добыче природных ресурсов Афганистана.
При этом, по его замыслу, сотрудники ЧВК должны направляться в Афганистан не на временной ротационной основе, а на долгие годы, чтобы они освоились с местными условиями и стали бы для афганцев «своими». Из состава вооружённых сил США в Афганистане остались бы лишь немногочисленные, но высокопрофессиональные подразделения спецназа. Совокупная финансовая стоимость присутствия ЧВК и ограниченных сил спецназа, по расчётам Принса, была бы в разы меньше, чем содержание многочисленного воинского контингента.
В американских СМИ утверждается, что министр обороны США прохладно отнёсся к идеям Принса и считает, что полагаться в Афганистане только на сотрудников ЧВК (их, кстати, сегодня в Афганистане не так уж мало – около 26 тысяч) нельзя. Его якобы поддерживает другой генерал – советник по национальной безопасности США Герберт Макмастер. По информации «Нью-Йорк таймс», Пентагон считает необходимым увеличить свой контингент на 3–5 тысяч человек. Но пойдёт ли Трамп по этому «скользкому пути», вновь втягивающему США в трясину афганской войны?

__________________________________________
* Террористическая группировка, запрещённая в РФ

 

 

На снимке вверху: правительственные силы Афганистана в провинции Кундуз, июль с.г.

Другие материалы в этой категории: С опорой на прагматизм »

Оставить комментарий

Поля, обозначенные звездочкой (*) обязательны для заполнения

«Красная звезда» © 1924-2017. Полное или частичное воспроизведение материалов сервера без ссылки и упоминания имени автора запрещено и является нарушением российского и международного законодательства.

Логин или Регистрация

Авторизация

Регистрация

Вы зарегистрированы!
или Отмена
Яндекс.Метрика